Жизнь в займы читать

Рубрика: Все о Доме. Статьи и обзоры  |  Дата публикации: 11 ноября 2015  |  Комментариев нет

Остановив машину у заправочной станции, перед которой был расчищен снег, Клерфэ посигналил. Над телефонными столбами каркали вороны, а в маленькой мастерской позади заправочной станции кто-то стучал по жести. Но вот стук прекратился, и оттуда вышел паренек лет шестнадцати в красном свитере и в очках со стальной оправой.

Заправь бак, сказал Клерфэ, вылезая из машины.
Высший сорт?
Да. Где здесь можно поесть?

Большим пальцем парнишка показал через дорогу.
Там, в гостинице. Сегодня у них на обед были свиные ножки с кислой капустой.
* * *
Столовая в гостинице не проветривалась, пахло старым пивом и долгой зимой. Клерфэ заказал мясо по-швейцарски, порцию вашеронского сыра и графин белого эгля; он попросил подать еду на террасу.

Было не очень холодно. Небо казалось огромным и синим, как цветы горчанки.
Не окатить ли вашу машину из шланга? крикнул паренек с заправочной станции. Видит бог, старуха в этом нуждается.
Нет, протри только ветровое стекло.

Машину не мыли уже много дней, и это было сразу заметно. После ливня крылья и капот, покрывшиеся на побережье в Сен-Рафаэле красной пылью, стали походить на разрисованную ткань. На дорогах Шампани кузов машины залепило известковыми брызгами от луж и грязью, которую разбрасывали задние колеса многочисленных грузовиков, когда их обгоняли.
Что меня сюда привело? подумал Клерфэ. Кататься на лыжах, пожалуй, уже поздновато.

Значит, сострадание? Сострадание плохой спутник, но еще хуже, когда оно становится целью путешествия.
Он встал.
Это километры? спросил паренек в красном свитере, указывая на спидометр.

Нет, мили.
Паренек свистнул.
Как это вас занесло в Альпы? Почему вы со своим рысаком не на автостраде?

Клерфэ посмотрел на него. Он увидел блестящие стекла очков, вздернутый нос, прыщи, оттопыренные уши существо, только что сменившее меланхолию детства на все ошибки полувзрослого состояния.
Не всегда поступаешь правильно, сын мой.

Даже если сам сознаешь. Но именно в этом иногда заключается прелесть жизни. Понятно?

Нет, ответил паренек, сморщив нос.
Как тебя зовут?
Геринг.
Что?
Геринг.

Юноша осклабился, переднего зуба не хватало.
Но по имени Губерт.
Родственник того
Нет, прервал его Губерт, мы базельские Геринги. Если бы я был из тех, мне не пришлось бы качать бензин. Мы получали бы жирную пенсию.

Клерфэ испытующе посмотрел на него.
Странный сегодня день, сказал он, помедлив. Вот уж не ожидал встретить такого, как ты. Желаю тебе успеха в жизни, сын мой. Ты меня поразил.

А вы меня нет. Вы ведь гонщик, правда?
Откуда ты знаешь?
Губерт Геринг показал на почти стертый номер, который виднелся из-под грязи на радиаторе.
А ты, оказывается, еще и мыслитель!

Клерфэ сел в машину. Может, тебя лучше заблаговременно упрятать в тюрьму, чтобы избавить человечество от нового несчастья. Когда ты станешь премьер-министром, будет уже поздно.
Он включил мотор.

Вы забыли уплатить, заявил Губерт. С вас сорок две монетки.
Монетки! Клерфэ отдал ему деньги. Это меня отчасти успокаивает, Губерт, сказал он.

В стране, где деньгам дают ласкательные имена, никогда не будет фашизма.
* * *
Машина быстро взобралась на гору, и вдруг перед Клерфэ открылась долина, расплывчато-синяя в сумеречном свете, с разбросанными тут и там деревенскими домишками, со зданиями отелей, белыми крышами, покосившейся церковью, катками и первыми огоньками в окнах.
Клерфэ поехал вниз по извилистому шоссе, но вскоре обнаружил, что со свечами неладно. Прислушиваясь, Клерфэ заставил мотор несколько раз взреветь.

Забросало маслом, подумал он и остановил машину, как только выехал на прямую. Открыв капот, он несколько раз нажал на ручной акселератор. Мотор опять взревел.
Клерфэ выпрямился.

В ту же секунду он увидел пару запряженных в санки лошадей, которые рысью бежали ему навстречу; напуганные внезапным шумом, они понесли. Став на дыбы, лошади вывернули санки прямо к машине. Клерфэ подскочил к лошадям, ухватил их под уздцы и повис на них так, чтобы его не могли достать копыта.

Сделав несколько рывков; лошади остановились. Они дрожали, над мордами поднимался пар от их дыхания, а глаза были дикие, безумные; казалось, что это морды каких-то допотопных животных. Клерфэ удерживал лошадей несколько секунд. Потом осторожно отпустил ремни. Животные не двигались с места, только фыркали и позванивали колокольчиками.

Высокий мужчина в черной меховой шапке, стоя в санках, успокаивал лошадей. На Клерфэ он не обращал внимания. Позади него сидела молодая женщина, крепко ухватившись за поручни. У нее было загорелое лицо и очень светлые, прозрачные глаза.
Сожалею, что испугал вас, сказал Клерфэ.

Но я полагал, что лошади во всем мире уже привыкли к машинам.
Мужчина ослабил вожжи и сел вполоборота к Клерфэ.
Да, но не к машинам, которые производят такой шум, возразил он холодно. Тем не менее я мог бы их удержать.

И все же благодарю вас за помощь. Надеюсь, вы не выпачкались.
Клерфэ посмотрел на свои брюки, потом перевел взгляд на мужчину.

Он увидел холодное, надменное лицо, глаза, в которых тлела чуть заметная издевка, казалось, незнакомец насмехался над тем, что Клерфэ пытался разыграть из себя героя. Уже давно никто не вызывал в Клерфэ такой антипатии с первого взгляда.
Нет, я не выпачкался, ответил он медленно. Меня не так уж легко запачкать.

Клерфэ еще раз посмотрел на женщину. Вот в чем причина, подумал он. Хочет сам остаться героем. Он усмехнулся и пошел к машине.
Санаторий Монтана был расположен над деревней.

Клерфэ осторожно ехал в гору по спиралям дороги, пробираясь между лыжниками, спортивными санями и женщинами в ярких брюках. Он решил навестить своего бывшего напарника Хольмана, который заболел немногим больше года назад; после тысячемильных гонок в Италии у него началось кровохарканье, и врач установил туберкулез. Хольман сперва рассмеялся; если это действительно так, ему дадут горсть таблеток, сделают побольше уколов, и все снова будет в порядке. Однако антибиотики оказались далеко не такими всемогущими и безотказными, как можно было ожидать, особенно когда дело касалось людей, которые росли в годы войны и плохо питались. Наконец врач послал Хольмана в горы лечиться старомодным способом: покоем, свежим воздухом и солнцем.

Хольман вначале бушевал, а потом покорился. Два месяца, которые он должен был здесь провести, растянулись почти что на год.
Как только машина остановилась, Хольман выбежал ей навстречу. Клерфэ смотрел на него пораженный: он думал, что Хольман лежит в постели.
Клерфэ! закричал Хольман.

Нет, я не ошибся. Я сразу узнал мотор! Он рычит, как старик Джузеппе, подумал я. И вот вы оба здесь! Он возбужденно тряс руку Клерфэ. Ну и сюрприз!

Да еще вместе со старым львом Джузеппе! Ведь это сам Джузеппе, а не его младший брат?
Это Джузеппе. Клерфэ вышел из машины. И с теми же капризами, что и раньше, хотя теперь он уже на пенсии.

Я купил его у фирмы, чтобы спасти от худшей судьбы. А он платит мне тем, что немедленно забрасывает маслом свечи, как только я замечтаюсь в пути. У него характерец дай боже.

Хольман рассмеялся. Он никак не мог отойти от машины. На ней он раз десять, а то и больше, участвовал в гонках.
Клерфэ посмотрел на Хольмаиа.

Ты хорошо выглядишь, сказал он. А я думал, что ты в постели. Тут скорее отель, чем санаторий.
Все это входит в курс лечения.

Прикладная психология. Два слова здесь, в горах, табу болезнь и смерть. Одно из них слишком старомодное, другое слишком само собой разумеющееся.
Клерфэ рассмеялся.

Совсем как у нас. Правда?
Да, похоже на то, как было у нас внизу. Хольман отвернулся от машины.

Входи, Клерфэ! Хочешь выпить?
А что здесь есть?
Официально только соки и минеральная вода. Неофициально, Хольман похлопал по боковому карману, плоские бутылки с джином и коньяком, которые легко спрятать; благодаря им апельсиновый сок больше радует душу.

Откуда ты?
Из Монте-Карло.
Хольман остановился.

Там были гонки?
Ты что, не читаешь спортивной хроники?
Хольман отвел глаза.

Вначале читал. А в последние месяцы бросил. Идиотизм, правда?
Нет, ответил Клерфэ. Правильно!

Будешь читать, когда снова начнешь ездить.
Кто ездил с тобой в Монте-Карло?
Торриани.
Торриани?

Ты с ним теперь постоянно ездишь?
Нет, сказал Клерфэ, я езжу то с одним, то с Другим. Жду тебя.

Он говорил неправду. Вот уже полгода, как он ездил с Торриани; но поскольку Хольман не читал больше спортивной хроники, ему можно было спокойно солгать.
Мы все ждем тебя, добавил он.

В самом деле? Вы меня еще не забыли?
Не будь дураком.
Хольман сиял.

Как было в Монте-Карло?
Никак. Поршни заклинило. Я выбыл.

С Джузеппе?
Нет, с его младшим братом.
Джузеппе тебе отомстил.

Хольман засмеялся; лучшим лекарством для него было сообщение о том, что Клерфэ не победил с его преемником. Он хотел продолжать расспросы в один миг к нему вернулась прежняя восторженность, но Клерфэ поднял руку.
У вас тут два табу, прибавим к ним еще одно гонки: не будем говорить о них.
Но Клерфэ! Это совершенно невозможно.

Почему?
Я устал. Я приехал сюда отдохнуть и хоть несколько дней не слышать об этом безобразии, будь оно проклято! Не хочу ничего слышать о сверхбыстроходных машинах, на которых людей заставляют мчаться с бешеной скоростью
Хольман внимательно посмотрел на него.
Что-нибудь случилось?

Нет, просто я суеверен. Мой контракт истекает и еще не возобновлен. Вот и все.

Клерфэ, сказал Хольман спокойно, кто разбился?
Сильва.
Умер?

Еще нет. Если ему повезет, отделается ампутацией ноги. Но та, сумасшедшая, которая с ним повсюду разъезжала, самозванная баронесса, отказывается видеть его.

Сидит в казино и ревет. Ей не нужен калека А теперь пошли, и дай мне джину.
Они сели за столик у окна.

Отпив немного апельсинового соку, Клерфэ под столом долил в свой стакан джину.
Как на школьной экскурсии. Последний раз я делал это тогда. Пятьсот лет назад.
Хольман забрал у него плоскую бутылку.

Гостям дают спиртное. Но так проще.
Клерфэ огляделся.

Здесь все больные?
Нет. Есть и гости.
Те, что с бледными лицами, это больные?

Нет, это здоровые. Они такие бледные потому, что только сейчас поднялись а горы. Сколько ты сможешь у нас пробыть?

Два-три дня. Где тут можно остановиться?
В Палас-отеле.

Там хороший бар.
Источник: www.libok.net

Комментариев нет к «Жизнь в займы читать»

Комментировать

005 421 422 423 424 425 426 427 428 429 430 431 432 433 434 435 436 437 438 439 440 441 442 443 444 445 446 447 448 449 450 451 452 453 454 455 456 457 458 459 460 461 462 463 464 465 466 467 468 469 470 471 472 473 474 475 476 477 478 479 480 481 482 483 484 485 486 487 488 489 490 491 492 493 494 495 496 497 498 499 500 501 502 503 504 505 506 507 508 509 510 511 512 513 514 515 516 517 518 519 520 521 522 523 524 525 526 527 528 529 530 531 532 533 534 535 536 537 538 539 540 541 542 543 544 545 546 547 548 549 550 551 552 553 554 555 556 557 558 559 560 561 562 563 564 565 566 567 568 569 570 571 572 573 574 575 576 577 578 579 580 581 582 583 584 585 586 587 588 589 590 591 592 593 594 595 596 597 598 599 600 601 602 603 604 605 606 607 608 609 610 611 612 613 614 615 616 617 618 619 620 621